Что и где находят кладоискатели | Cobalts блог

Что и где находят кладоискатели

Истории об искателях кладов были интересны во все времена. Сейчас эта тема снова актуальна ввиду нашумевшей новости о якобы находке «золотого поезда» двумя польскими охотниками за сокровищами: предполагают, что это был тот самый легендарный состав с золотом Третьего рейха, пропавший во время Второй мировой.

Собиратели истории находят в вазах драгоценные камни и трупы, а за сокровища покупают недвижимость. По материалам сайта СЕГОДНЯ.ua

Американские ученые предполагают, что в земле и под водой хранятся сотни тысяч сокровищ, включающих не менее 300 тонн золота и в десятки раз больше серебра.

Для 5% искателей сокровищ копи — обычная форма заработка

Мелочи могут стоить очень много

ХОББИ И ЗАРАБОТОК.

«В Украине насчитывается по меньшей мере 20 тысяч собственников металлодетекторной аппаратуры, которых условно можно считать искателями сокровищ, или «копачами», — рассказывает политический эксперт Виталий Кулик. — Половина из них — профессионалы. Они не только используют аппаратуру регулярно — до десяти раз в год, но и участвуют в разного рода тематических ивентах: собраниях, слетах, встречах, квестах. Для 5% искателей сокровищ копи — форма заработка, и зарабатывают они в среднем до $300—400 в месяц. Для остальных же кладоискательство — это хобби. Если учесть, что черный рынок археологических находок в Украине в денежном эквиваленте, по скромным подсчетам, составляет около $50 млн в год, то это хороший бизнес!».

Кладоискатели, особенно нелегальные (так называемые черные археологи), — прекрасные разведчики. Они любят процесс поисков и часто находят раритеты, но тщательно скрывают все от окружающих. «Монеты, гильзы, значки можно найти даже без специального прибора: достаточно знать места и читать исторические книги, — говорит 18-летний Дмитрий из Киевской области. — Именно так, случайно откопав в земле несколько монет, я заинтересовался кладоискательством. В 15 лет купил себе металлоискатель. Найденные вещи не продаю, а коллекционирую. Так что прибыли мои поиски не приносят, скорее наоборот — очень много трачу на дорогу и аккумуляторы в прибор. Из самых ценных моих находок — редкий медальон солдата Красной армии времен Первой мировой войны и пара серебряных монет. Конечно же, как и все, мечтаю найти золото. Еще я знаю людей, которые занимаются поисками янтаря. Но это благодарное дело лишь в том случае, когда умеешь его искать и везет на «крупняк». Ведь часто попадается крошечный янтарь, но ценности он не представляет».

Есть у кладоискателей и свои приметы. Например, нельзя носить найденный старый крест-энколпион (с мощами. — Авт.), ведь неизвестно, человеку с какой энергетикой он принадлежал раньше. К тому же такие кресты нередко носили палачи. Также кладоискатели не возьмутся копать языческие городища или кладбища. Интересно, что многие коллекционеры перед тем, как приобрести вещь, спрашивают, где она была найдена. А еще перед походом за кладом «копачи» не хотят, чтобы им желали удачи: боятся сглазить.

Находки. Копатели не работают на кладбищах и языческих городищах

Юрию Овакову из Волынской области (имя и фамилия изменены) фортуна улыбалась не раз. Он ходит на копи, как на работу; нашел уже три настоящих клада и рыцарский старинный меч. И это не считая мелких «сувениров» — серебряного крестика времен Киевской Руси, кремниевых топоров и наконечников стрел эпохи бронзового века. «Рассказы о моих кладах сильно преувеличивают, — скромничает Юрий. — По образованию я учитель, преподавал детям историю, пока не стал безработным. Полученные знания вскоре очень пригодились».

«ОПЕЛЬ» ЗА МОНЕТЫ И МЕЧ ЗА $10 000

МЕЧ ТЕВТОНЦА.

Свой первый глиняный горшочек, завернутый в полуистлевшую бересту, Юрий нашел на горе возле реки, где когда-то стоял княжеский замок. Очистил его от земли и обомлел, увидев дирхемы, — серебряные деньги Золотой орды. Цена монеты сегодня — $10 за штуку. Неподалеку тогда же нашел серебряный христианский крестик ХІІІ века. И хоть красивая была вещица, продал он ее всего за 380 грн. Как-то в лесу, на свалке, откопал остатки старинного жилья, а среди них — глиняный горшок со средневековыми пражскими грошами. Монеты продал по 20—30 гривен за штуку. «Ведь клад ценен редкими монетами, а их на тысячу может быть одна, остальные — стандартный год, массовый тираж. Такие находки продаются в интернете, и чем чаще их выставляют, тем ниже цена. За первый найденный клад купил «Опель», а за второй — минивэнчик, — хвастается копатель. — Потом снова повезло: нашел рыцарский меч. Уникальный, двуручный, с золотыми клеймами Тевтонского рыцарского ордена. Я им 5 лет не мог налюбоваться, все мечтал — разбогатею, создам музей. Вышло все наоборот: удача отвернулась, цены на старину упали. В итоге меч продал какому-то нардепу за $10 тысяч, а ведь первый покупатель давал намного больше — хватило бы на квартиру!».

ДЕШЕВОЕ ЕВАНГЕЛИЕ.

Юрий не скрывает, что вся старина «уходит» на продажу в Киев или оседает за границей. Всегда есть спрос на изделия из золота и серебра, предметы искусства, награды, редкие монеты. «Это при Ющенко ценились чугунные утюги и подковы, — иронизирует Оваков. — Теперь уже никого не интересуют прялки, вышиванки, писанки. Даже старинные книги упали в цене. К примеру, Евангелие конца 1890-х годов, изданное в Санкт-Петербурге или Почаевской лавре, продают всего за 100 грн. Или вот наконечники стрел: у меня их было достаточно; эффектные вещи и прекрасно сохранились, хоть им уже 800 лет. А за них дают всего-навсего 10—80 гривен, когда за стрелу для современного лука выкладывают по 200—300 — мол, новые же, блестят! Находил я и римские ауреусы Марка Аврелия. При Ющенко эти монеты шли по полторы тысячи «зеленых», а сейчас — за $600—700. Динарий (римская серебряная монета. — Авт.) вообще продают по 100—200 грн за штуку».

Среди коллекционеров особенно ценятся фашистские награды и золотые царские рубли. Всегда найдется покупатель и на полированные сверленные или с орнаментом топоры бронзового века. «Вообще, если бы мы жили в Англии, по закону найденную реликвию сдают в музей, эксперты ее оценивают и выплачивают 70% коллекционной стоимости. Мы же в Украине спасаем артефакты от тракторов, которые превратили старинное оружие, украшения и керамику в хлам. Благодаря «черным копачам» вся археология попадает в коллекции. «Копачи» — это не шара. Попробуйте сами так походить! Кладоискательство — это искусство».

НАЙТИ КЛАД — ЭТО СЕРЬЕЗНО
Виталий Кулик, политэксперт, инициатор закона о кладо­иска­тельстве:

В Украине поисковая деятельность приравнивается скорее к запретным практикам. Было несколько попыток прикрыть ее: пытались усилить ответственность за поиск кладов, ввести обязательные гослицензии на работы с металлоискателями и геосканерами. Сейчас ситуация такая: попытка незаконного проведения раскопок археологического наследия карается штрафом (около 1700 грн) либо ограничением или лишением свободы сроком до двух лет, а владеть металлоискателями можно без спецразрешения, запрещено лишь орудовать ими в местах, обозначенных как археологические памятники. Они считаются собственностью государства, хотя по факту оно и не обеспечивает надежной охраны памятников и исторических находок, нет базы данных по ним. Фонды местных музеев разворовываются, рынок торговли музейными экспонатами и «легальными находками» развит больше, чем рынок черной археологии. Вместо того чтобы легализовать поиск сокровищ, его загоняют в тень. В итоге мы теряем не только момент описания и сбора первичной археологической информации, но и сами артефакты.

Мы инициировали процесс разработки законопроекта о правовом режиме кладоискательства в Украине по примеру европейского, где, по сути, «копачей» легализовали.

ЖЕРТВА ВОЖДЯ И ТРУП В ВАЗЕ
В Кордышеве Тернопольской области каждый ребенок вам расскажет легенду о двадцати курганах, возвышавшихся с начала прошлого века в поле сразу за селом. Также все там знают о предприимчивом еврее Френкеле, который арендовал у местного помещика место с курганами, чтобы увеличить урожай хлеба на полях, и перепахал для этого древние курганы. Прошло сто лет, и селяне до сих пор находят здесь человеческие кости и глиняные черепки. Потому археологические экспедиции здесь не редкость. Завсегдатаи этого места — сотрудники Тернопольской областной коммунальной инспекции охраны памятников истории и культуры.

«БОЕВЫЕ ТОПОРЫ».

Мы выяснили, что курганы были насыпаны примерно 4000 лет назад, еще в эпоху ранней «бронзы», — рассказывает Марина Ягодинская, директор инспекции. — Специалисты называют живших в те времена на этой местности людей представителями шнуровой керамики из-за «фирменного» знака — к еще мокрой глине мастера обязательно прикладывали веревку. Во время прошлогодних раскопок, обследуя один из курганов, мы наткнулись на несколько захоронений, в том числе мужчины с каменным топором: древко сгнило, а каменное топорище сохранилось. Судя по всему, оружие положили за пояс умершего. С тех пор представителей этой культуры называют еще культурой боевых топоров».
Чтобы не утруждать себя поиском новых мест, приблизительно 3,5 тысячи лет назад в этих же рукотворных холмах обустроили свое кладбище представители новой культуры — Комаровской (XIV—XV вв. до н. э.). Они хоронили мертвых парами (если умирал вождь или знатный воин, с ним в качестве жертвы хоронили и его жену), поставив рядом глиняную посуду с едой. В 2015 году тернопольские археологи в одном из курганов площадью 400 кв. м нашли четыре захоронения. Больше всего взволновала могила с останками великого вождя с женой: дорогие бронзовые украшения на скелете женщины доказывали, что люди принадлежали к высшей касте. «Это загадочное захоронение нашли в центре кургана, — говорит коллега Марины Ягодинской, завотделом археологии Василий Ильчишин. — Женщина лежала лицом к земле слева от мужчины. Скорее всего, мужчина умер своей смертью, а женщину принесли в жертву, чтобы она сопровождала мужа и приносила ему удовольствие в загробной жизни. Ведь в те времена мужчина считался главным, а женщина подчинялась ему. Украшения, найденные на женском скелете, представляли собой витые бронзовые браслеты, шейная гривна (обруч), длинная, до 40 см, острая шпилька, которой закалывали плащ. У головы красавицы в мешочке лежало два массивных роскошных браслета. Ее убили, скорее всего, напоив ядовитым отваром грибов или трав. Антропологи пока не установили, есть ли следы насильственной смерти — ведь в других могильниках находили женские скелеты со свернутой шеей.

Находки. Глиняная утварь из кургана

Использовали курган по «назначению» и в начале нашей эры носители Вельбарской культуры (железный век, 20-е годы ІІ века н. э.), — говорит Марина Ягодинская. — Правда, они не просто хоронили, а кремировали: тело сжигали, а кости высыпали в глубокую керамическую чашу и закапывали в кургане. Это была даже не чаша, а очень красивый сосуд на ножке, сделанный из чернолощеной керамики (она до сих пор считается элитным видом этого материала). К сожалению, во время земляных работ ее случайно задели и разбили. Хотя, если бы не это, траурная ваза так и осталась бы лежать в земле». Археологи грустно шутят, что такую находку им как бонус подкинула фортуна.

Самыми массовыми в этом регионе оказались захоронения периода Киевской Руси (XII—XIII вв.). На глубине 60—100 см археологи обнаружили 9 традиционных христианских захоронений: руки сложены на груди или животе, головами на запад или юго-запад. Среди усопших было и трое детей до 10—12 лет. Ни посуды, ни украшений там найдено не было.

В общей сложности тернопольскими археологами было найдено 14 захоронений четырех исторических эпох, среди которых и останки первых европейцев, живших еще до Рождества Христова.

ахоронение. Археологи Марина Ягодинская и Василий Ильчишин на месте захоронения воина и женщины, принесенной ради него в жертву.

ТАЛЕРЫ У КОРОВ И ЗОЛОТЫЕ БУТЫЛКИ
Лет 30 назад в селе Вышгородок Тернопольской области мальчишки, играя в развалинах старинного замка, нашли кубышку с серебряными талерами (крупная серебряная монета, которая в XVI—XIX веках играла важную роль в денежном обращении Европы и в международной торговле. — Авт.). Честные советские пионеры отдали клад учителю, а тот каждую монету просверлил и прибил в классе к стене. Пережить этот шок местным археологам помогла новая находка: жительница этого же села пасла в поле корову, споткнулась обо что-то, и из-под земли сверкнули старинные монеты. Предприимчивая женщина решила не сдавать клад государству (хотя в СССР счастливчику полагалось 25% от стоимости находки), а продать. Посоветовавшись с сыновьями, поехала в соседний город на базар. Гражданку задержала милиция, а 300 серебряных талеров конфисковали и передали Тернопольскому краеведческому музею.

Из-за всех этих историй в регионе началась золотая лихорадка, так что не удивительно, что уже в середине 1990-х здесь появились черные археологи. Стараясь не попадаться людям на глаза, облаченные в камуфляж мужики с лопатами и металлоискателями «прозванивали» руины замков или места боев: ведь на Тернопольщине со времен князя Данилы Галицкого было сооружено более сотни замков, из которых сохранились 34. Кроме того, на этой территории проходили линии фронтов Первой и Второй мировых войн. Поэтому археологи здесь разделились на тех, кто копают старину, и тех, кто копает войну.

Конкуренты черным археологам — активисты из ИПС.

СВОИМИ ГЛАЗАМИ.

Серьезную конкуренцию черным создали даже не белые археологи, а простые любители истории из Кременца Тернопольской области, объединившиеся в Историко-поисковый союз. «Мы занимаемся перезахоронением останков солдат, погибших в двух мировых войнах, устанавливаем их личности, разыскиваем родственников», — объяснил его председатель Владимир Крутевич, который как раз собирался на раскопки в обнаруженный в Девичьих скалах Кременца дзот. Владимир предложил нам пойти с ним. Он захватил с собой металлоискатель и по дороге «прозванивал» обочину, при этом рассказывая: «Как-то мои соседи, трое мужиков, разбирали старую, построенную в 1920-х годах, усадьбу и нашли 70 бутылок, — говорит Владимир. — От нечего делать стали упражняться в меткости, кидая в бутылки камни. В общем, разбили почти все. И мужикам было невдомек, что за каждую коллекционеры заплатили бы им по 30 гривен. А как-то раз сосед принес мне бутылку времен царской России. Я осмотрел ее и протягиваю 120 гривен, а он вдруг побледнел и хрипит: «Я два мешка таких бутылок залил в фундамент дома, да еще радовался своей находчивости!». Во время наших с Владимиром раскопок нам повезло найти горсть потеряшек: ржавый ключ, гильзы, два советских пятака и 15 копеек 1949 года. А еще американскую (!) медаль, пролежавшую в земле с 1914 года «За победу над Германией». «Всего гривен на 30 нашли сегодня, но день на день не приходится», — смеется Владимир.

ПРИСОЕДИНЯЙСЯ